La version de votre navigateur est obsolète. Nous vous recommandons vivement d'actualiser votre navigateur vers la dernière version.

«Самое главное – разрешите читать и себе, и ребенку то, что нравится».

 

ЕКАТЕРИНА АСОНОВА – кандидат педагогических наукруководитель научно-практического семинара «Детские книги в круге чтения взрослых», заведующая лабораторией социокультурных образовательных практик МГПУ.

 

 1.     Екатерина, Вы кандидат педагогических наук, признаный и известный в России специалист по детскому чтению. Каким был Ваш путь в педагогику?

 

Так получилось, что из школы я попала в школу… И получается, что ее не покидала никогда. Поступила в педагогический, на третьем курсе уже начала работать учителем, защитила диссертацию по методике преподавания литературы. Потом был непродолжительный, но очень значимый период, когда я работала в сфере социальной поддержки и адаптации

детей-сирот. Именно в это время я стала заниматься детской литературой и

«увидела» чтение детей совершенно в ином, новом для себя ракурсе. Мои интересы сместились в сферу культуры детства, антропологии и психологии. Поэтому сейчас, занимаясь опять методикой преподавания литературы, я ищу иные подходы и к педагогике вообще, и к литературному образованию в частности.

 

 2.     Как обратились Вы к проблематике чтения?

 

Получается, что чтение стало мне интересно в тот момент, когда литература стала для меня ресурсом: она помогала быть мамой, давала силы и образы помогать людям, работающим с семьями и детьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию.

 

 3.     Если позволите, поговорим немного о вашем детстве. Вопрос о том, что читали в детстве наши собеседники стал, в некоторой степени, традиционным. Какие книги стали частью вашей читательской Вселенной?

 

Думаю, что у меня очень простой ответ на этот вопрос: я читала все, что было дома. Библиотека приключенческой литературы, Дюма, русская классика. Годам к 15 я трижды прочитала роман Достоевского «Идиот». Поэтому длинные списки литературы на филфаке меня не пугали. Читать много было привычно. Но ничего особенного в моем чтении не было. Составлять буквы в слова, слова – в предложения, предложения – в тексты было для меня образом жизни.

 

4.     Сегодня Вы находитесь, в некоторой степени, в эпицентре русскоязычной детской литературы. У нас складывается такое ощущение, что за несколько лет сформировалась и вырвалась в мир целая плеяда талантливых современных писателей. И эта тенденция не только российская, среди известнейших имён современной русскоязычной детской литературы мы видим и белорусских, и украинских авторов. Имел ли место в эти годы некий «Биг бэнг» русскоязычной детской литературы?

 

Конечно, русскоязычная детская и подростковая литература сейчас переживает подъем. Это удивительное состояние - быть современником и отчасти соратником авторов, которые создают новую литературу. Пишут о том, о чем раньше не писали. Находят новые формы.

 

5.     Назовите, пожалуйста, несколько имен современных детских писателей, которые близки Вам, как читателю, как специалисту?

 

Это очень трудный вопрос. Профессионально я не стала бы выделять никого – важны все участники процесса, так как это свободное и самоорганизующееся явление в культуре. Лично… еще сложнее. Мои симпатии лежат в сфере сложной, постмодернистской литературы. Мне как читателю важно не столько о чем, сколько как написано. Поэтому мои авторы – совсем не детские.

 

6.      А что читают ваши дети? Каковы их литературные вкусы?

 

Детей у меня трое. Все читают по-разному и разное. Старший вырос на «Алисе в стране чудес» и «Понедельник начинается в субботу». Ему сейчас 26. Любимые произведения его детства –т«Пуськи бятые» Л. Петрушевской и «Зоки и бада» Ирины и Леонида Тюхтяевых.

 

Младшие дети - погодки. Как только научились читать сами, запретили мне читать им вслух. Читают очень по-разному. Сын читает немного и очень стремится к сложному. Ему важно было читать сразу толстую книгу, в 12 лет он осилил «Мастера и Маргариту». Он любит в чтении информативность. Чтобы его заинтересовать книгой, нужно, например, сказать, что в ней говорится о Германии периода ее разделения на ГДР и ФРГ – сработает интерес к истории, лингвострановедению.

 

Девочка читает очень много и разное. Сейчас ей почти 13, и она требует книги, которые «попадают» в ее состояние. Максимально точно описывают чувства. Это Нина Дашевская, дуэт Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак, Мария Парр, Мари-Од Мюрай.

 

7.     Родители и преподаватели, читающие Вас на страницах нашего альманаха, сталкиваются со спецификой детского чтения в условиях билингвизма. Все мы, и этo одна из миссий нашей ассоциации, хотели бы, чтобы наши маленькие билингвы читали и знали детскую литературу на русском языке. Есть и у вас и ваших коллег опыт размышления и работы над такой проблематикой?

 

В этой теме есть несколько проблем, которые мне интересны. Первая – это мотивация детей использовать русский язык. Мне кажется, что первое и главное, что нужно для счастливой жизни билингва – это языковая культура и среда. Если сказать просто, то это что-то интересное, нужное детям и их родителям, что живет «на русском языке». Игровой клуб, очень классная литература, театр. Второе наблюдение за жизнью русского языка вне России – это противостояние двух позиций носителей языка: «сохранять» и «развивать». Чаще всего я слышу о том, как взрослые собираются сохранять язык. А это невозможно. Язык – это наша жизнь, его можно только развивать. Поэтому между Крыловым и Гиваргизовым я точно для чтения с билингвом выберу Гиваргизова.

 

Еще есть одно размышление. Мне кажется, что русским билингвам несказанно повезло. Можно читать на английском Груффало Дональдсон, а потом на русском Груффало Бородицкой… Русская переводческая традиция  как будто бы создана для тех, кто живет в двуязычном мире.

 

8.     Каковы, на ваш взгляд, общие концепции чтения, которые можно приложить к ситуации чтения на родном языке и чтения на втором родном, но, часто, выученном или поддержаном, языке?

 

Общим для чтения на любом языке является закон свободы: читает только тот, кому чтение дает свободу и поддерживает его чувство собственного достоинства. Это с одной стороны. С другой – чтение художественной литературы – это роскошь и элитарное удовольствие.

 

9.     Какова, на сегодняшний день, ключевая сфера ваших научных интересов?

 

Больше всего сейчас я занимаюсь литературным образованием – очень непросто искать ответ на вопрос, каким может быть результат обучения литературе. Это очень азартное занятие – формулировать то, что пока никто (или почти никто) не делал. Например, искать для русского образования варианты выхода из спискозависимости. Сейчас программа по литературе в России – это в первую очередь список произведений, школьный канон, который ученик должен прочитать (узнать) в школе. А каким могло бы быть обучение литературе без списка? Что будет тогда определять содержание предмета? В европейских странах, в Америке такого предмета нет. Есть только язык. Пока у меня получается, что содержание образования (не только, кстати, литературного) должно определяться стремлением сделать ребенка самостоятельным. В этой логике литературное образование должно ученику стать самостоятельным читателем.

 

10.  Вы руководите проектом «Детские книги в круге чтения взрослых», не могли бы Вы вкратце описать его суть? Уверены, что многим преподавателям русского языка во Франции будет интересно о нём узнать и, может быть, к нему присоединиться.

 

Этому проекту больше 8 лет. Начался он, как я уже и говорила выше, в тот период, когда я занималась в большей степени социальными, а не литературными проблемами. Появившиеся тогда в России детские книги шведских, финских, немецких, французских, американских авторов оказались мощным ресурсом именно для взрослых, которым нужно было найти нужные слова, образы, просто эмоциональные силы для работы с детьми. Так родился постоянно действующий семинар в Московском городском педагогическом университете, посвященный детской литературе. Каждый месяц в течение учебного года мы встречаемся, чтобы обсудить тему из сферы детской или подростковой литературы, которая даст возможность взрослым открыть для себя потенциал новых книг, познакомиться с новыми практиками детского чтения. У семинара есть сайт – Чтение.ру. http://www.chtenije.ru/ На нем можно найти не только видео семинара, но и статьи о чтении, о литературе. Есть группа в фейсбуке https://www.facebook.com/groups/159050077566223/ , которая служит площадкой не только для анонсов новых встреч, но и обсуждения детской литературы. А в прошлом году в издательстве «Совпадение» вышла книжка стенограмм самых интересных семинаров первых лет.

 

С 2016 года семинар стал площадкой для стажировки специалистов по детской литературе. Надеюсь, что в следующем году мы вырастем до магистерской программы.

 

11. Ведутся ли исследования сравнительного характера различных практик и подходов к детскому чтению в России и за рубежом? Сотрудничаете ли вы с исследователями из других стран?

 

Я не знаю о таких исследованиях (об их результатах), хотя предположу, что они могут быть. Но скорее не о подходах, а об антропологии чтения. Я настолько плохо знаю иностранные языки, что не могу отследить многое, что мне могло бы быть интересно.

 

12.  Какие советы в приобщении ребёнка к чтению Вы дали бы родителям, в нескольких фразах?

 

Самое главное – разрешите читать и себе и ребенку то, что нравится. И верьте, что на белом свете есть столько книг, что найти интересное можно для всех. Помните: нет книг, которые обязан прочитать каждый. Чтение – это право и свобода!