La version de votre navigateur est obsolète. Nous vous recommandons vivement d'actualiser votre navigateur vers la dernière version.

Кароль Ардуан-Туар

 

Кароль Ардуан-Туар – преподаватель начальной школы и доктор славистики, исследователь русской литературы.  В своей докторской диссертации К. Ардуан-Туар изучила образ ребенка в русской и советской литературе. Монография по результатам этого исследования была опубликована  в 2008 году в издательстве L’Harmattan.

Кроме исследовательской и преподавательской деятельности, К. Ардуан-Туар посвящает себя переводу. В том же издательстве L’Harmattan увидели свет ее переводы стихотверений для детей В. Маяковского, а также детские рассказы и сказки А. Платонова.

 

Представляем вашему вниманию нашу беседу с исследовательницей.

 

1.  Как зародился Ваш интерес к русской детской литературе?

 

Мой интерес к русской детской литературе проистекает, в первую очередь, из моей профессиональной деятельности. Я преподаю в начальной школе и считаю своим долгом предоставить моим ученикам доступ к качественной детской литературе. В процессе изучения русского языка и литературы, вплоть до написания моей диссертации, я открыла для себя детские книги двадцатых годов и написала мою работу по окончании третьего цикла по русской детской литературе с 1917 по 1945 годы.

 

2.  В ходе работы над диссертацией, возникали ли у Вас сложности с доступом к источникам, архивам?

 

Я много работала c Франсуазой Левек в Библиотеке Веселого часа (Bibliothèque de l’Heure Joyeuse). Она собрала богатую коллекцию русских детских альбомов и романов межвоенного периода и опубликовала несколько каталогов и статей на эту тему: «Словарь иллюстраторов русской детской книги 1917 – 1945 годов», «Русские и советские иллюстрированные детские книги, 1917 – 1945 годов». Кроме того, госпожа Левек оказала активную помощь в организации выставки «Обещание будущего, Блэз Сендрарс и детская книга в СССР 1926/1929», прошедшей в Музее Пикассо в Малаге в 2010 г. По этому случаю был выпущен прекрасный каталог.

 

Мне также удалось разыскать настоящие сокровища в Библиотеке Тургенева, в Национальной Библиотеке, в ИНАЛКО и в библиотеке университета Париж 4.

 

3.  С кем из российских исследователей Вам удалось поработать или познакомиться? Какая из встречь стала самой интересной для Вас?

 

В связи с тем, что объектом исследования в моей диссертации стал образ ребенка в русской литературе вообще и в детской, в частности, мне не нужно было ездить в Россию для проведения этой работы. Нашлось достаточно элементов на месте. Кроме того, у меня были друзья в Москве.

Мои самые лучшие встречи, это знакомство с госпожой Колдефи-Фокар, ставшей моим первым преподавателем русского в лицее, с которой я вновь встретилась позже в Сорбонне, и с госпожой Вероник Лосски, бывшей моим требовательным и благосклонным научным руководителем, с момента моей дипломной работы, вплоть до докторской.

 

 4. Каковы основные заключения вашей диссертации?

 

В России между 1914 и 1953 годами, ребенок, трагическая жертва событий и герой советской идеологии, превращается в точку пересечения политических тенденций, и различных направлений общественных наук и литературы. Мое исследование предпринимает попытку освещения литературного мифа детства посредством синтагматического и парадигматического анализа текстов и портретов детей. Вне пределов романтического представления о добром от природы ребенке, либо ленинистской концепции ребенка, представляющего здесь исходную поддатливость для превращения в сознательного коммуниста, детской образ вырисовывается в чертах Сироты. Подобно Христу, ребенок является носителем признаков своей эпохи, но превращается в ценность лишь в тот момент, когда в нем проявляется его отец. Эта трансформация придает образу ребенка внеисторическое значение и наделяет его стремлением к спасению. Мифическая фигура примирения, его навязчивый поиск отца находит проявляется здесь лишь в символическом воспроизведении последнего посредством сыновей.

 

5. Произведения каких русских и советских писателей вы проанализировали в вашей работе?

 

При написании моей работы я проанализировала произведения более сорока писателей и педагогов как изучаемого перида, так и предыдущей эпохи. От Толстого, до Маяковского, от Бабеля, до Катаева...

 

6. Почему В. Маяковский и А. Платонов привлекли ваше внимание переводчика?

 

Произведения для детей Маяковского и Платонова были задействованы в моей диссертации, но в недостаточной степени. Я пообещала себе глубже изучить и перевести произведения этих двух авторов и сделал это с большим удовольствием.

 

7. Произведения каких русских авторов Вам хотелось бы перевести, в идеале?

 

Среди авторов изучаемого мною периода мне особенно хотелось бы перевести «Дневник Кости Рябцева» Н. Огнева (1927 г.) и «Кондуит и Швамбрания» (1929 – 1935 гг.) Л. Кассиля по той простой причине, что в них говориться о педагогике, а это моя профессия. Но, я, конечно, с  удовольствием, переведу и современных авторов русской детской литературы.

 

 8. На ваш взгляд, достаточно ли русская детская литература известна во Франции?

 

Русская детская литература известна, в первую очередь, благодаря народным сказкам. Вся остальная литература, на мой взгляд, не известна.

 

9. Вы продолжаете вашу исследовательскую деятельность. Над какой проблематикой работаете Вы сейчас?

 

Я совсем недавно закончила монографию о поездке Селестэна Френэ в СССР, в 1926 году. Эта работа была тольео-что  опубликована в издательстве L’Harmattan. С. Френэ, французский педагог авангардист, отправляется с делегацией преподавателей в СССР с целью изучения советской школы и заимствования педагогического опыта в целях его использования на практике. Свои впечатления от поездки он опубликовал в журнале «Освобожденная школа». В нашей работе, мы комментируем его заключения. Френэ привез из СССР рассказ Сайфуллиной «Правонарушители» (1922 г.) и отдал его в перевод для издания во французской прессе. Это один из первых французских переводов и он часто неточен и обрывочен. Мы с моим соавтором и коллегой Алексеем Овчаренко предлагаем новый перевод рассказа.