La version de votre navigateur est obsolète. Nous vous recommandons vivement d'actualiser votre navigateur vers la dernière version.

 

«...БОЛЬШЕ ВСЕГО МНЕ НРАВИТСЯ ПРИДУМЫВАТЬ МИРЫ И ГУЛЯТЬ ПО НИМ...»

 

 

 

АЯ ЭН – детский писатель и профессиональный физик, кандидат физико-математических наук. Однако «лирик» победил «физика», и Ая Эн (Ирина Борисовна Крестьева) окончательно избрала для себя писательскую стезю. Ая сочиняет прозу и стихи, пишет сценарии к взрослым и детским театральным постановкам, документальным фильмам. Её произведения публикуются в журналах «Простоквашино», «Веселые картинки», «Жили-были», «Кукумбер», «Разноцветные дороги», «Ларец Клио», «Мурзилка», «Семья», «Аифка», «Почемучка» и др. На счету писательницы более шестнадцати повестей и романов для детей и подростков.

 

 

 

1. Ая, помните ли Вы ваши ощущения после публикации вашего первого произведения? Расскажите поподробнее, как это было?

 

Ой, с этим делом у меня все было плохо! Я даже не знаю, какую именно публикацию считать первой. Строго говоря, самая-самая первая была, когда я училась в школе. Но я узнала о том, что мое сочинение опубликовано, через год после того, как это произошло. И альманах до меня так и не дошел. Кстати, это было сочинение в стихах.

Первые детские стихи тоже публиковали года три в замечательном журнале «Куча мала», но... мне позвонили, только когда опубликовали все, что у них было. Авторские экземпляры журналов мне достались, но вау-эффекта не было и в помине.

 

 2. Вы «физик» и «лирик». Удаётся ли Вам по сей день совмещать оба ваши призвания или выбор окончательно сделан?

 

Увы, не удается; я больше не занимаюсь научными исследованиями.  Наука – такая штука, которая должна слопать тебя целиком, иначе толку не будет! ☺ Выныривая, можно написать стишок, или книжку стихов, или повесть. Или – в вялотекущем режиме – даже роман. Сложно, но можно. А вот в обратную сторону не получается. Но я с удовольствием продолжаю следить за теми областями, которые меня особенно интересуют; в основном, это биофизические исследования, изучение работы мозга, молекулярная биология… 

 

 3. Совершенно очевидно, что ваше увлечение естественными и точными науками оказало влияние на ваше литературное творчество. Помогает Вам это в творчестве или мешает?

 

Скорее мешает. Мне кажется, что все вокруг должны приходить в восторг от интегралов и поразительных свойств гидратной оболочки бензопурпурина, а детям сразу после знакомства с кубиками и конусами нужно показывать гексагональный додекаэдр – как минимум! И вот я начинаю писать веселую сказку об этом додекаэдре, а издатели читают, смеются и, конечно же, не издают. «Вы нам лучше про пирамидку напишите! -  говорят. - Или про зайчиков...Зайчики – это актуально!» ... Приходится  брать себя в руки и писать про зайчиков. «Жил-был зайчик!» - бодро начинаю я. – «Обычный такой, беленький. И уши у него были са-а-амые обычные, как два интеграла…» Почему все это не печатают?! Не знаю…

 

4. Традиционный вопрос: есть ли у Вас любимые герои среди созданных вами персонажей?

 

Традиционный ответ: все любимые! Но если отвечать не традиционно, а честно, то есть герои, которые не отпускают. Например, во втором томе саги «Мутангелы» мне нужно было придумать несколько второстепенных персонажей – учеников школы для «особо одаренных мутантов». Создать такую небольшую массовку, кордебалет. Спустя несколько глав о них предполагалось благополучно забыть. Но почему-то два героя из этого кордебалета запутались в моих нейронах и нагло заявили: «Не уйдем! Давай дальше про нас придумывай! Мы у тебя любимые!» И герои-то были не самые яркие, не самые особенные… И мир их вот-вот должен был разрушиться… Но пришлось их срочно спасать. Любимые  ведь! Так вот Рино Слунс и Маша Малинина попали в новый мир, свеженький, странный до одури, с подземельями, заброшенными городами и плотоядным двуглавым Кротиком. Повесть «Абсолютно необитаемые» (спин-офф) стала победителем Всероссийского конкура «Книгуру» в 2016 году, а Маша и Рино навсегда остались одними из моих любимых героев.

 

5. Что из написанного Вам наиболее дорого?

 

«Мутангелы». Семь толстых томов, множество миров, примерно десять лет жизни и работа с прекрасным издательством «РОСМЭН»… А сколько связанных с мутангелами снов! А сколько артефаков: волшебный браслет с подвесками по каждому тому, футболки, игра, и даже колода карт – настоящее чудо, которое сотворила художница Хольда (Екатерина Захарова).

 

6. Часто после прочтения книги читатель ещё долгое время не расстаётся с персонажами и сюжетом. Вы писатель, есть ли среди написанного вами произведение, которое Вас не отпускает?

 

Кроме «Мутангелов», к которым хочется писать продолжения и ответвления, у меня много недописанных произведений, и все они не отпускают. Например, летом 2018-го мой фантастический рассказ «Девятый способ из восьми» вошел в лонг-лист престижной премии «Будущее время». Мне хочется превратить его в повесть, а может, в роман. Я решила уже, что не буду этого делать, а отпустить не могу!

 

7. Читаете ли Вы произведения ваших современных собратьев по перу? Я имею в виду детскую литературу?

 

Конечно читаю, и довольно много. Ведь большинство моих друзей как раз и являются детскими писателями! Но – каюсь – это касается в основном подростковой литературы, 12+. Причем я люблю читать не как писатель, не как критик, а как подросток. И мне-подростку нравится практически все: и серьезные произведения, и фэнтези, и науч-поп, и слезогонное девчачье, и манга-сэйнэн – жесткач для тех, кому уже исполнилось 18… Многие книги мне советуют почитать сами подростки.

 

8. Мы, русские, живущие за рубежом, интересуемся проблемами билингвизма. Вы родились и провели ваше детство и юность в Грузии, говорите ли Вы по-грузински? Если да, говорите ли Вы на других языках и помогло ли Вам владение двумя языками в изучении нового языка?

 

Я хорошо говорю по-грузински, но я не билингв, и начала говорить по-грузински примерно лет в 9, после летних каникул, проведенных в деревне – такое вот было у меня прекрасное погружение в язык, в среду, в горы, в раскопки древней столицы Грузии, Армази, – все сразу! Кроме того, я в разной степени понимаю армянский, греческий – на этих языках говорили мои друзья, соседи, одноклассники… Это языки, которые легко воспринимаются на слух, не то, что английский. Вот с английским у меня беда: «Поттера» в оригинале читаю, а вот официанта в кафе понять не могу. А все потому, что не проводила каникул в английской деревне!

 

9. Грузинская культура очень богата, нашла ли она отпечаток в вашем творчестве?

 

Нашла, нашла, и не только нашла – она меня отчасти и сформировала! Ребенок, живущий в тбилисском дворике, среди улиц-декораций, пропитанных особым менталитетом, и ребенок, выросший среди серых многоэтажек – это – потом – два разных взрослых, две разные сказки, два разных мира.

 

 10. Ая, Вы писатель многогранный и пишете в разных жанрах. Отдаёте ли Вы предпочтение одному из них?

 

Все-таки мне ближе фантастика. Я в душе писатель-демиург: больше всего мне нравится придумывать миры и гулять по ним, жить в них, делиться ими с читателями.

 

 11. Темой этого первого номера альманаха выбраны «Зимний истории». Любите ли Вы зиму?

 

Не-е-е-е-ет! Обожаю солнце, жару, лето. Зима – это не мое! Хотите, поделюсь своей любимой зимней историей? Вот она:

Жила-была Зима. Один день жила-была, второй день жила-была, а на третий ей надоело быть Зимой, и она стала Летом. Навсегда! Только по утрам ненадолго оборачивалась Весной, а на закате – Осенью. А свой младенческий снег в горах сохранила – вдруг кому-нибудь захочется на сноуборде покататься – всегда пожалуйста!  

 

12. Какие ассоциации связаны у вас со словосочетанием «зимние истории»?

 

Замерзший нос, запотевшие очки, трясущиеся коленки, согбенная гололедная походка, камин с мармеладно-янтарным огнем, горячий шоколад с красным перцем, олень в пенсне, шорохи за спинкой кресла-качалки, глубокий синий свет-цвет и тягучая безысходность.

 

13. В вашем описании зима выглядит не так уж и безысходно...Читатели какого возраста Вам наиболее близки?

 

Пост-гипнабельного! )) До какого-то возраста детей можно в буквальном смысле этого слово загипнотизировать словом: начинаешь выступать, а они – вся аудитория – слушают тебя, раскрыв рты. И ты с ними на одной волне, и это магия, и она прекрасна. И кажется, что все хорошо. А потом встречаешься с ребятами постарше – и вот уже кто-то сразу «твой», а с кем-то надо нащупывать общие ниточки. А с кем-то так и не получится, но зато он тебе подарит свой мир, свою, не знаю, неприступность… Более старшие подростки более критичны, более самостоятельны. И мне поэтому более интересны.

 

14. Несколько пожеланий вашим читателям?

 

А. Живите так, чтобы ух! Чтобы приключения, чтобы развлечения, чтобы значения, чтобы смысл, чтобы любовь – чтобы всего этого было в вашей жизни много!

Б. Доживите до момента, когда медицина продвинется настолько, что весь пункт «А» вы могли продлевать на столько лет, сколько вам захочется!